Вы в детстве мечтали стать профессором?Я-нет! Я хотела быть  учителем,  археологом,  журналистом, криминалистом, библиотекарем. Но – профессором – никогда!
А можно стать профессором, сыграв Мойдодыра на свалившемся в глубине леса заборе?
А увидеть, как танцуют Академики на берегу речки? И поговорить с ними по дороге, ведущей к умывальнику?
А спеть на перроне репертуар Московской капеллы, провожая друга?
А может быть надо с утра до вечера корпеть над книжками, высушиваясь в библиотеках?
Как же тогда становятся профессорами?….У нас нет Оксфорда и нет Гарварда. В рейтинге 200 лучших учебных заведений мира нет украинских…
Уверена: без интеллектуального профессионального общения профессором стать невозможно!  Всамделишным, настоящим  профессором, а ни по родственному, ни по блату.
Одна из запомнившихся школ. Река, лес, костер где-то в глубине леса, голоса слышны, смех… Какая-то база отдыха под Ростовом на Дону. Здесь проходит Первая Всесоюзная Школа молодых ученых по фармакологии (в основном уже кандидаты наук). К сожалению, эта была первая и последняя школа.
Пробираюсь через лесок к костру. А там целое представление. Ребята, сделав сцену из упавшего забора, в лицах разыгрывают детские сказки Чуковского. Здесь и Тараканище, и МойДодыр, и Бармалей, и Муха- Цекотуха… Смех, овации… Костер в какой-то бочке (чтобы пожара не было) похрустывает…
Академики, «могикане» советской фармакологии, хорошо известные по учебникам, жили в гостинице города, но приходили по вечерам к нам, танцевать и веселиться: Михаил Давыдович Машковский, Дмитрий Александрович Харкевич, Артур Викторович Вальдман, Владимир Григорьевич Кукес. Утром мы с утра до вечера слушали их лекции, как говорится, из первых уст. А вечером общались в непринужденной обстановке. Лучше всех танцевал  Харкевич.
Главное! Внимание! Это общение! Общение – вот что надо, чтобы расти. Здесь у костра я впервые узнала о проблеме, которая потом вдруг стала темой моей докторской диссертации. Здесь я поняла, что учебники опаздывают лет на 20 минимум. Здесь я поняла, что такое общение со своими единомышленниками. Здесь я подружилась с прекрасными ребятами и девочками. Эта дружба не раз помогала мне в дальнейшей работе.
Наши встречи позже проходили в разных городах, на разных конференциях серьезно, но и смешно и неожиданно. Дух Школы сохранялся. Как-то я уезжала из Москвы и ребята устроили мне проводы под песни московской капеллы. Из вагонов повылазили лица, перрон весь сосредоточился в нашем направлении. А они с серьезными выражениями лиц и уверенные в себе, что не фальшивят, заливались переливами уже не помню сейчас какой песни.
Все мои друзья – «школьники» стали докторами наук, работают в Америке (Алеша Кампов – Полевой), Москве (Георгий Ковалев, Виктор Крыжановский), заведуют лабораториями, отделами. Трое «школьников» стали профессорами и заведующими кафедрами фармакологии в Украине. Среди них ведущий фармаколог Украины профессор Мамчур Виталий Йосифович (Днепропетровск).
Так что же надо, чтобы стать профессором? Творчество, знание сказок Чуковского, умение и смелость запеть на перроне, дружба? По-моему, кроме индивидуальных качеств, личного энтузиазма, нестандартности мышления и интереса к миру во всем его разнообразии, необходимо общение.
Сегодня, пока у нас нет своих «гарвардов» и «оксфордов», нужны Школы для молодых ученых. Чтобы они могли услышать «из первых уст», обменяться открытиями, находками, мыслями, мнениями, заложить фундамент новому поколению научных работников в той или иной сфере.
Чтобы познакомиться с ведущими специалистами в своей области, увидеть и общаться с ними тоже не в стандартной аудиторной обстановке. Школьное братство в науке так же сохраняется на всю жизнь, как и в простой школе.